September 13th, 2006

  • asper

Акция времен эколагеря-2004, постил на форум, пусть тут тоже будет.

В понедельник, 19 июля 2004 года в помещении областной администрации проходила губернаторская пресс-конференция, где выступали Вайсман и другие ответственные за проект утилизации ракет. Юшков и кто-то еще из оппозиционно настроенных граждан, пытались заранее туда попасть - им было отказано. Отказано незаконно, ибо любой человек с журналистским удостоверением имеет право на получение информации.

Было решено прорываться на прессуху. Задача-максимум: в присутствии журналистов задать профессору Вайсману и губернатору Чиркунову "неудобные" для них вопросы, сообщить журналистам свое мнение о незаконности данного проекта, подискутировать с проф. Вайсманом на тему того, кому именно выгодна реализация данного проекта (выгодна, понятна, американцам, которые и выдают на него деньги, но Вайсман в своих речах старается поставить дело так, что якобы, сжигание наших собственных ракет на нашей территории весьма полезно нашей оборонке, а те, кто выступает против этого проекта - наняты американцами. Чистая геббельсовщина в общем).

Задача-минимум (если не удастся прорваться в зал пресс-конференции) - привлечь внимание журналистов громкими криками, потребовать Вайсмана, Чиркунова, чтобы ответили на наши вопросы. Если не выйдет никто, дать интервью журналистам; если не удастся вызвать ни чиновников, ни журналистов - пару минут покричать протестные лозунги и отходить в разных направлениях, не дожидаясь прибытия ОМОНа.

Вход в администрацию охранялся, помимо вахтеров туда подогнали дополнительных ментов и охранников. Посему было решено пустить через главный вход группу отвлечения - человека три, в типичном хиппово-анархичном прикиде (фенечки, пирсинг, крашеные волосы, рваные джинсы, et cetera). Охрана их, разумеется, не пустила, на крики "мы требуем пропустить нас на пресс-конференцию" начала требовать журналистские удостоверения. Позвали подкрепление (видимо, убоявшись, что анархисты будут драться с охраной).

Тем временем, пока троица анархистов препиралась с охраной главного входа, еще человек пятнадцать, заранее собравшись в сквере, совершили прорыв к боковому входу, пугая гаишников на улицах. Бега там от сквера секунд на 20-30, поэтому отреагировать вовремя никто не успел, даже если наблюдал через внешние камеры наблюдения (хотя может никаких камер еще и не было тогда). Пятнадцать человек забегают через боковой вход, через который обычно никто не ходит, сидит там на входе один единственный вахтер, да и тот за столиком, газетку читает. На его обалделый вопрос: "Куда это вы?" естественно ответ: "Извините, мы спешим на пресс-конференцию". Дальше было весело, ибо половина лестниц перекрыта, и на второй этаж не попасть; пришлось разделяться - одна группа бежит по первому этажу, и ищет, где можно попасть на второй, другая група поднялась на третий, и ищет спуски оттуда. Наконец, в противоположном конце здания удалось спуститься с третьего этажа на второй, по второму бежать обратно к месту проведения конференции. Какое-то количество охраны к тому времени уже попадалось (подтянуты ли специально, или просто по дороге), но 15 человек тем и хороши, что если хватают двоих или троих оставших, еще 12 все-таки пробегут.

К концу человек 10 таки добежало до приемной. Там облом-с - стеклянная стена со стеклянной же дверью, дверь заперта, перед ней грудью стоят три мужика, какие-то чиновники. Юшков, торжественно заявляет: "Мы, как представители гражданской общественности и средств массовой информации требуем, чтобы нас пропустили на пресс-конференцию!" Усатый мужик, стоящий грудью, ухмыляется: "Роман Авенирович! Ну зачем вам на пресс-конференцию? Не надо вам туда. И журналистское удостоверение свое можете не доставать." Мужик рядом что-то говорит в рацию.

Юшков еще раз пытается пройти, взывая к законности и прочим общечеловеческим ценностям. Никто его не пропускает, мужиков становится уже четверо, рядом появляется лейтенант Пепеляев из Ленинского РОВД, который тоже начинает уговаривать Юшкова куда-то пойти.

Ну, приходится, что называется, переходить к плану Б - кричать, привлекая внимание журналистов. "Вы отказываетесь нас пропустить на пресс-конференцию?" - спрашивает Юшков. "Отказываюсь", заверяет мужик с усами. "Хорошо". "Сжигайте! Ракеты! В своих! Кабинетах!" "Сжигайте! Ракеты! В своих! Кабинетах!" - начинает скандировать группа анархистов. Юшков, для большего эффекта, подходит к стеклянной стене (витринное стекло, миллиметров десять толщиной) и начинает ударять по ней ребрами кулаков в такт лозунгам. После пятого гулкого удара стекло внезапно трескается и обрушивается (этого, понятно, не ожидал ни Юшков, ни стоящие рядом, все же не должно витринное стекло биться от удара мягкой частью кулака). Руки Юшкова все в крови от осколков, лейтенант Пепеляев начинает хватать его и куда-то тащить, приходится хвататься за Юшкова с двух сторон и удерживать. Пол залит кровью, мы тоже, Пепеляев тащит Юшкова в одну сторону, мы в другую. Пепеляев кричит девочке, держащей Юшкова с другой стороны: "Ксюша, отпусти его, я свожу его на перевязку!" Угу, щас. Под продолжающееся скандирование играем в перетягивание каната, в роли каната - Юшков. Пепеляев пытается затащить его на лестницу, мы с Ксюшей тянем в другую сторону, в результае выписывая круги по площадке.

Тем временем на крики (секунд 30 после начала криков) из комнаты, где шла пресссуха, выбегают журналисты - штук пять камер, все стоят по ту сторону стеклянной стены (в одном месте в стекле дырка, но дверь по прежнему бдительно охраняется) и начинают нас снимать. Мы начинаем кричать: "Вайсман! Вайсман!" - бесполезно, разумеется, Вайсман выйти и ответить на наши вопросы не желает. Тогда мальчик Укроп произносит перед журналистами прочувствованную пафосную речь, заканчивая ее словами: "Если власть не придет к народу, тогда народ придет к власти!" и махает, давая сигнал к отступлению. Мы с Ксюшей тащим Юшкова, обильно поливая лестницу кровью, Юшков отказывается идти, говорит, что сдастся ментам - все равно на него повесят стекло и будут потом отлавливать на работе. Выбегаем через главный вход, охранники на входе кричат: "Господа - вы провели акцию, так может останетесь?" Машем им ручкой и разбегаемся веером. Никаких следов преследования не наблюдается.

Юшкова после перевязки свезли в спецприемник, на утро судья дала ему пять суток за мелкое хулиганство (несмотря на то, что стекло было разбито неумышленно).

Более длительные сроки ареста Юшкову тоже давали, но уже не по этому эпизоду.