August 16th, 2004

  • asper

О митинге 10-го, задержании и избиениях

Много всего было. Что успею рассказать.

10-го был митинг у обладминистрации. Было человек 200 людей и человек 50 ментов (из них человек 15 ОМОНа). Санкционирован митинг был до 23.00, в 23.03 ОМОН отпиздил оставшихся и увез в Ленинский РОВД.
Захват производился крайне жестко, с применением спецсредств (электрошокеры). У двери администрации оставалось 18 человек, сохранающих молчание, однако ментам показалось, что митинг законченным считаться не может, и в дело вступил ОМОН.
Самое смешное, что мы были прикованы цепью друг к другу и к ручке администрации. Сопротивляться, разумеется, не могли. ОМОНовцы, в силу каких-то причин, вместо перерезания цепи почему-то начали нас бить, ронять на землю, тащить вчетвером каждого участника (заламывая руки, выламывая шею и позвоночник, удушая, давя на глаза, пиная по ребрам, колотя головами активистов об ступеньки, нанося удары электрошокерами и сдергивая обувь). Все это продолжалось, пока совокупными усилиями, дергая за участников, прикованных к дверной ручке, менты не оторвали эту самую ручку и не подтащили нас к машине, обдирая кожу об асфальт, пинками и болевыми приемами не давая встать и сесть в машину самим.
У машины один из ментов увидел на моей татушной футболке не несколько значков (анархо-синдикалистская и анархо-коммунистичекая символика) и стал их по одному отрывать от майки (с "мясом"), и выкидывать себе под ноги, приговаривая: "Ах ты уебище патлатое, ну попробуй только открыть ебало, я же тебя уебу на месте". Затем нас кинули в машину, обувь потом пришлось искать в общей куче.
Из 18 человек сильнее всего досталось Гоше Волкову (парню 16 лет, его раза три стукнули шокером и пару раз сильно стукнули по печени, в машине он терял сознание). Сильно били Сашу Лашманкина из Самары (кричал "Фашизм не пройдет" и "Свобода, Равенство, Братство"), ударили головой о ступеньки.
Ушибов, растяжений - без счета (у меня - локтевой и коленный суставы, и в пояснице что-то, в общем легко отделался).
У пятерых - сотрясение мозга (согласно дагностике скорой, которую нам вызвали только через сутки!).
Когда высаживали из машины возле сдания РОВД, Саша попросил ментов представиться и предъявить документы. На это, разумеется, его раза три стукнули шокером и потащили в здание вчетвером.
В здании нас потащили в актовый зал. Порадовало то, что мы заставили работать всю ментовку, в двенадцатом часу ночи там было полно народу, включая какого-то местного начальника (подполковник, имени не знаю) и начальника ГУВД по охране порядка полковника Константина Строгого (он же отдал приказ жестко разгонять митинг у "Экрана" 16-го июля). Тут же был, разумеется, и ОМОН.
В дверь трое ментов втащили Сашу, который не переставая повторял: "Представьтесь, предъявите документы, представьтесь, предъявите документы." На лбу у него была рваная рана, но он сказал, что сам стукнулся о стенку в машине, случился приступ клаустрофобии после избиений и электрошока.
Менты орали непрерывно, когда часть активистов (Роман Юшков, Юра Бобров, Андрей Малков, я вроде бы тоже) стали просить их представиться и предъявить документы, они стали водить нас по одному в коридор и избивать (Строгий при этом присутствовал и молча улыбался в усы). Мне доже досталось, хотя в коридор водить не стали, стукнули по глазам так, что я свалился на стул.
Какой-то ОМОНовский начальник диктовал им рапорты, в частности, сказал: "Да, они тут вопят, что мы не представились, так что запишите, что перед началом применения силовых методов я подошел и представился - капитан милиции Имярек, заместитель командира эн-ного батальона эм-ного отдельного полка ОМОНа министерства внутренних дел Российской Федерации, и попросил всех сесть в машину". Задержанные, разумеется, разразились бурным хохотом.
Еще там была девушка с погонами старшего лейтенанта, которая постоянно орала на аспера: "Здесь могу говорить только я, вам понятно? Вам понятно?". ОМОНовцы же непрерывно подходили и говорили: "Я тебя сейчас, урод патлатый, в камеру отведу и просто убью, уебу нахуй!".
Еще там была интеллигентного вида девочка-майор (довольно симпатичная), которая заступилась за аспера ("Ах, что вы привязываетесь к его прическе, мне она нравится"). Еще она сокрушалась "Ах, столько работы, и завтра тоже, а у меня у ребенка день рождения, я хотела уйти пораньше..". А ОМОНовцы продолжали водить людей в коридор и избивать.
Несовершеннолетних (три девушки и один парень - Гоша) отдали инспектору по делам несовершеннолетних. Кстати, несовершеннолетний - вообще никто, его имеют право забрать в любой момент на любой срок, и держать безо всяких протоколов, пока не заберут родителей, одну девочку продержали почти двое суток, пока не приехала мама из Березников.
Остальные 14 человек повезли в спецприемник (было часа четыре ночи). Там нас загнали в камеры (эти сексисты и в машине, и в спецприемнике помещали девушек отдельно от парней) и продержали до восьми утра. Спать на голых досках было холодно (на улице было градусов 9, изо рта шел пар).
В восемь повели на суд.
Судили двое судей. Не мировых, а районных (дабы лишить нас одной лишней инстанции в процессе аппелирования.. да и вообще, районный Ленинский суд - карманный суд администрации). Процесс был объявлен закрытым!!! Согласно статье о безопасности судебного заседания. Журналистов НЕ ПУСТИЛИ. Это в то время, когда террористов судят открыто.

Сроки - двух девушек отпустили со штрафом, одну оправдали (сексизм налицо), Юшкову дали 7 суток, Юре Боброву - 5 суток (у них был рецидив), остальным - по 3 суток. В газетах почему-то упоминается, что 5 суток получил Леша Яковлев из Челнов, это не так.

После оглашения приговора Саша Лошманкин объявил сухую голодовку (отказ от пищи и воды), к нему присоединился я, Андрей Малкин, Саша Потапов и Роман Юшков.

На суде мы попробовали все возможные линии защиты. Я утверждал, что митинг был свернут вовремя, на крыльце 18 человек из 250 осталось просто поболтать, цепью мы приковались ради самовыражения. Кто-то кричал "Вы фашисты, а я выступаю за свободу и равенство, нарушал и буду нарушать!". Кто-то признавал вину и говорил, что уже хотел уйти, но не успел. Кто-то говорил, что уже ушел, но его догнали. Кто-то - что вообще случайно шел мимо, но его задержали. Сроки все равно давали стандартные - трое суток всем, кроме организаторов.
Организаторами были Юшков и Бобров, Юшков решил вообще отказаться от участия в процессе, протестуя против незаконного определения его закрытым и отсутствия медицинской помощи. Когда судьи не выпустили его из зала заседания, он начал читать стихи Бродского, Антокольского и Рубцова (на Рубцове, наконец, его вывели).
Там была еще видеозапись - оперативная видеосъемка. Кто-то на ней был, кого-то не было, сроки давали всем. Асперу тоже дали за неповиновение и отказ сесть в ментовскую машину, хотя на записи ему заламывают руку и выдавливают глаза, а аспер кричит: "Успокойтесь, дайте я сам сяду в машину".
В спецприемнике было холодно, хорошо, на следующий день передали теплые вещи. Аспер пронес с собой в камеру телефон, но на второй день его отобрали благодаря подосланной в камеру наседке.
Кормят в спецприемнике раз в день нормальным столовским обедом. Было смешно, когда в камеру, где сидит пятеро, из которых двое голодают, а двое вегетарианцы, приносили котлеты и мясной суп. Все пришлось скармливать Юре Боброву (подосланному мужичку тоже досталось, мы еще не знали, что он - наседка).
С сотрудниками приемника велась идеологическая работа. Врач там - очень приличная женщина, да в целом и все сотрудники нормальные, относились к нам неплохо. Сказали, что ОМОНовцев они и сам не любят, им и самим от них доставалось.
Сейчас выпустили всех, кроме Романа, у него уже шесть суток голодовки без воды. Вроде бы на прогулку сегодня выйти смог, но большую часть времени, разумеется, лежит.
  • asper

(no subject)

Сегодня все прошло сравнительно мирно. Из отпуска пришел ГУВДшный генерал, обещал разобраться с избиениями, ха-ха.
После завершения митинга прошлись со знаменем по улице Ленина, декламируя "Выше, выше черный флаг, государство - главный враг!" и "Сегодня с плакатом - завтра с автоматом!"
Насмешили ФСБшники с камерой, который представились "Рифеем" (местная ТВ-компания). Все в черных плащах, откровенно уголовные морды и сленг ("ну чего вы, мы же вам плохого не делаем, на всех ваших мероприятиях вас сопровождаем с камерой"), удостоверения журналистов показать отказались. После того, как мы их обступили и стали тыкать пальцами, скандируя "Долой ФСБ!" они позорно сбежали.

Да, а в спецприемнике нас очень тупо пытались вербовать РУБОПовцы из отдела по борьбе с экстремизмом (два парня лет 25-30 в засаленных спортивных костюмах, кому-то представлялись сотрудниками ГУВД, кому-то прокурорами). Было смешно. Тексты типа "Ах, ну вот вы прилично одеты, работаете, с образованием, а все вот эти глупые и тупые маргинальные подростки, ну зачем они вам!" или "Ах, ну вот смотрите, вы нигде не работаете, одеты плохо, а вот эти одеты хорошо, работают, с образованием, ну вы же понимаете, что они вас используют, как пушечное мясо!". Смеяться можно долго, да.
Еще в спецприемнике камеры висят над дверью, за решеткой, если кто вдруг попадет - имейте в виду. Курить можно у параши, там же говорить по сотовому телефону (телефон прячьте в трусы, сигареты - в носки).