victorsergx (victorsergx) wrote in perm_lager,
victorsergx
victorsergx
perm_lager

По следам Манежки... О сущности национализма

По следам событий на Манежной площади и последующий дискуссий мною была написана статья, которая так и не вышла в цвет (я отдал её на корректировку и дело благополучно втухло, потом прошло время и я решил сдать статью что называется в архив). Однако по следам антифашистских акций памяти 19-го января в блогосфере, в том числе и пермской, подняли голову немногочисленные националисты, расисты и прочие фашисты. В этой связи чем тратить время, отвечая каждому нацику в отдельности, легче ответить целостным взглядом. Так что статья все таки вышла в свет на сайте товарищей из Соцсопра.

По следам Манежки


"Нас поделили на чужих и своих, до пахнущего порохом города - один штрих..."
"…мертвой водою мы сами себя напоили"
гр. Многоточие, «Нас»


Введение. Дискуссия vs Насилие

Однажды на традиционном сеансе одного студенческого киноклуба в университете города N должны были состояться показ сюжетов и дискуссия, посвященные событиям на Манежной площади 11 декабря 2010 года.
Однако в момент перед самым началом кинопоказа в присутствии представителей милиции собравшимся было объявлено о запрете кинопоказа. Лишь чудом удалось договориться с одним из киносалонов города, и дискуссия все же состоялась. Дискуссионный зал четко делили две позиции – правая, национализм, и левая – интернационализм. Дискуссия была напряженной и в конце концов – весьма содержательной. В небольшом дискуссионном зале сконцентрировался весь возможный спектр отношений, в ходе прошедшей дискуссии получили свое отображение основные позиции общества по такому актуальному явлению, как межнациональная рознь, вылившаяся в погром на Манежной площади .
Инициатива данного кинопоказа и дискуссии (кстати, инициатива левых антифашистов) – вероятно единственная культурно-политическая инициатива в городе и области, которая бы способствовала предотвращению эскалации насилия на межнациональной почве в это напряженное время. В регионе, как и в стране, правых, особенно молодежь, принято не замечать. Но если выход не находится в поле информационного обмена и частного словесного спора, выход рано или поздно найдется в поле насилия – оголтелого погрома и бессмысленных убийств. В то время, как всевозможные реакционные бюрократы из ректората и правоохранительных органов давили свободную инициативу студентов, эта инициатива возможно спасала человеческие жизни. Дискуссия о событиях на Манежной площади – это шаг в сторону от насилия, в противовес той культурной и экономической политики, которую ведет правительство в отношении молодежи – оно её просто игнорирует, позволяя отравленному корню национализма давать горькие плоды.
Ниже – попытка кратко охарактеризовать общую атмосферу и содержание дискуссии, в то же время это – попытка дать левую, интернационалистскую позицию, попытка, отталкиваясь от ложной картины национализма, сформулировать позитивную, утверждающую активное действие позицию.

Манежка – это провокация, на которую повелись правые

События, ознаменовавшиеся погромами на Манежной площади, являются следствием провокации со стороны неких правительственных сил. Каких именно сил, какие лица отдавали распоряжения, и какими истинными мотивами они руководствовались – нам, народу, никто не спешит предоставить отчеты из таких ведомств, как центр по борьбе с экстремизмом, ФСБ и так далее. Однако можно реконструировать некоторые фрагменты логики происходящего.
То, что обращает на себя внимание прежде всего, это поведение центра Э и других правоохранительных органов на протяжении всего времени. Почему собственно произошло так, что с первого выступления происходящее не было взято под пристальное внимание центра Э? Еще тогда, когда большая толпа собралась у здания Прокуратуры? Ведь на лицо признаки возможности допущения уголовного правонарушения по 282 статье, - в чью же обязанность входил мониторинг и предотвращение подобных зреющих вспышек насилия по национальному признаку? Если это не обязанность центра по борьбе с экстремизмом – тогда в чем вообще его обязанности, так ведь? Перекрытие Ленинградки и пикетирование Прокуратуры получило освещение в СМИ и ежу понятно что и центр Э должен был быть в курсе - и он был в курсе. И это еще 7-го числа, то есть у центра Э была почти неделя - 11-ое число не могло быть для них неожиданностью! Уже утром 11-го, когда проходила мирная траурная акция, сотрудники центра Э должны были присвоить происходящему в городе высокий уровень потенциальных проблем. Отсюда – должен был быть контроль, ну – хотя бы такой как при важных футбольных матчах, особенно между странами. И такого опыта у российских правоохранительных органах хоть отбавляй – да любой обыватель бы смог на пальцах объяснить расклад: слежка за группами, фиксация места сбора, оповещение и группировка основных сил милиции, оттеснение, рассеивание, задержание и т.д. Но центр Э «слажал» по крупному – даже имея в течение всего конфликта возможность исчерпать возможные беспорядки. Так что в то, что власти не знали о зреющем взрыве я не могу поверить.
Судя по последним годам, центр Э это достаточно добросовестная контора – контора, что говорится, на совесть! Где то порядки посвободней, в каких то городах можно даже встретить губернатора в скверике и напроситься к нему на деловую встречу, а где-то давят как тараканов - но в общем то ведь везде центр Э следит как ему полагается, "добросовестно". И это именно и является сейчас тем "доказательством". Нет фактов, но есть центр Э как явление, по которому мы можем судить о данных событиях. Власть играет в эту игру с фашизмом сознательно (поскольку, очевидно, дала определенные инструкции центру Э). Может прицеливается, присматривается на длительную перспективу, отрабатывает сценарий - и видимо этот сценарий это пока не непосредственное руководство фашиствующей толпой, но опосредованное политикой центра Э влияние на ситуацию. Власть сознательно проводила политику её милицейских ведомств так, чтобы произошедшее произошло. У центра Э были все основания и согласно целям этого ведомства он должен был обеспечить контроль над действиями следователей, ведущих дело об убийстве Свиридова – после того, как 7-го числа товарищи Егора перекрыли Ленинградский проспект и пикетировали Прокуратуру.
Это является бесспорным, как бесспорно то, что любые проявления протеста против органов власти – в том числе и правоохранительных органов, - ставятся под особый контроль отдела по борьбе с экстремизмом.
Если Манежка – провокация, то можно сделать вывод, что запрет кинопоказа и дискуссии в университете города N также лежит в русле этой логики – это сознательное или бессознательное провоцирование насилия на улицах.

Мертвая вода национализма

Когда крайне правые заявляют о полной адекватности со стороны протестующих фанатов, мол те делали все правильно (и некоторые из них даже добавляют – мало, мол, люлей получили кавказцы), то это говорит лишь о том, что эти крайне правые отдают участников протестов на Манежке под командование провокаторам. Это значит, что толпа на Манежке играла по сценарию, который написал кто-то из правительства с целью дестабилизировать обстановку в обществе.
Максим Солопов, московский антифашист, говорит абсолютно здравую вещь в этом плане: «Националисты любят вспоминать о судьбе сербского народа, но забывают о корнях югославской трагедии. А ведь сегодня униженная раздробленная страна распалась именно по причине национализма. Показательно, как легко была сломлена силами НАТО страна, раздираемая внутренними противоречиями. Хотя когда-то под руководством наполовину хорвата, наполовину словенца Тито сербы вместе с другими народами успешно сопротивлялись нацистской оккупации, контролируя до двух третей территории в тылу врага. Для современной России междоусобная расовая резня - это прямой путь к внешнему управлению. Вряд ли руководство НАТО устроит никому не подконтрольный ядерный арсенал. Из сырьевой колонии РФ превратится в оккупированный Ирак. Об этом национал-патриоты не склонны задумываться .»
Когда правые сетуют на угнетение русского народа некими иностранными силами, типа жидовского заговора и т.д., они почему не замечают, что ситуация с Кавказом – аналогичное явление. Ведь если русский народ угнетаем, то уж народы Кавказа видимо, тем более, в разы более. Когда чеченский народ попытался это угнетение преодолеть, когда был проведен референдум в 1991-ом, где большинство высказалось за независимость, в ответ российское правительство прошлось ковровыми бомбардировками по чеченским деревням, потопив стремления к свободе этого народа в крови. У любой национальности эти действия вызвали бы всплеск национализма. Но мы, люди антифашистских, антирасистских взглядов, осуждаем любой национализм, направленный на угнетение, оскорбление или избиение по национальному, этническому или расовому признаку – именно потому, что те, кто сверху ведет свою игру, этого как раз и хотят от нас.

«Разделяй и властвуй, провоцируй и дави»: чего хотела власть в этом «эксперименте»?

Вместо борьбы против милицейского беспредела нам подсунули межнациональную рознь – это умелое использование метода «разделяй и властвуй».
Реально же события на Манежке это поражение для всех народов Российской Федерации, протесты против милицейского беспредела, которые одинаково касаются всех народов РФ, умело были переведены в русло националистической агрессии. Жертв этой агрессии олицетворяют те кавказские и русские парни, избиение которых мы видели на Манежке. Ребята, среди которых были не только выходцы с Кавказа, но и русские парни, просто праздновали день рождения одного из них, они не имели никакого отношения к убийству Егора Свиридова. Но зато теперь правительство получило возможность переквалифицировать протест против системы коррупции и власти капитала в протест против «засилья инородцев» - и за коррумпированных ментов в итоге страдают простые парни, ни в чем не виновные.
И что не менее важно, вслед за провоцированными беспорядками власть получила возможность в глазах общества оправдать ужесточение мер по проведение публичных акций протеста. Так, «моду» на несанкционированные акции в Москве, такие, как выступления на Манежной площади 11 декабря, вводит «либеральная» публика, сообщил в интервью газете «Известия» первый замглавы администрации Кремля Владислав Сурков .
Президент же Дмитрий Медведев совещание с силовиками предложил практическую меру по «обузданию» насилия в российских городах. Медведев поручил МВД активизировать работу по установке видеокамер в местах массового скопления людей во всех российских регионах.
Самое главное, по мнению президента , события 11 декабря на Манежной площади показали, что несанкционированные митинги, пикеты, посвященные даже самым безобидным, на первый взгляд, темам, могут приобретать радикальную направленность, угрожать здоровью и жизни большого количества людей.
"Поэтому такого рода несогласованные мероприятия должны жестко пресекаться. Их участники подлежат безусловному задержанию» - подчеркнул президент РФ, а также по сути предложил давать за несанкционированные акции протеста не административное, а уголовное наказание . Таким образом, власть использовала спровоцированный ею же националистическую вспышку для того, чтобы еще больше закрутить гайки, задушить свободу собраний и слова еще сильней. Вне сомнения, в этом и была одна из целей реакционеров во власти.
Какие еще цели преследовали провокаторы во власти? Во-первых, таким образом власть анализирует реакцию левого спектра внесистемной оппозиции – сможет ли молодая гражданская активность повлиять на исход потенциальной угрозы межэтнической вражды? Не удалось, не нашлись нужные люди, не позволили дела – левые «в пролете», хотя, к слову, вполне могли не дать конфликту вывернуться из социально-политического в межэтнический. Манежка – это прежде всего результат социального и политического конфликта – конфликта между народом и властью продажных следователей. И уже вслед за тем, как это конфликт не нашел себе выход в рациональной силе гражданско-политической борьбы, лишь когда следствие по убийству спартаковца пошло на тормоза – лишь тогда энергия негодования и протеста ринулась в иррациональную погромность и избиение близ идущих «нерусских».
Во-вторых, маргинальные правые – те, что могут собрать несколько тысяч раз в год и зарядить на весь окраинный район столицы кучу «зиг» и «заг». Послушны будут, иль полезут на рожон когда надо будет «сбрызнуть»? Насколько может далеко зайти толпа – избить попавших под руку лиц неславянской внешности, убить? Пойти по всей столице убивать? Напротив пунктиков в графах – плюсы или минусы, плюсы или минусы.
В-третьих, – наличие и готовность мелкобуржуазной маргинализированной среды к фашистским погромам, которые могут быть направлены как на империалистических контрагентов в глобальной игре интересов мировых капиталов, так и против оппозиционной левой - на социальных и политических активистов, на разгром профсоюзных штабов и уничтожения как отдельных персон так и целых слоев населения по примеру нацистской Германии.
И наконец, четвертая задача состоит в том, чтобы «используя всевозможные экстремистские и радикальные группировки (независимо от их окраса), создать в обществе ощущение хаоса, продемонстрировать бессилие и недееспособность государства, деморализовать чиновников, а затем предъявить себя обществу, бюрократии и бизнесу в качестве силы, способной навести порядок, единственной надежды, спасителя» .

Правый правому – рознь

Национальный признак крайне неэффективен, тем более бы не можем используя этот критерий определить какое из националистических течений самое «национально правильное»: умеренный националист, требующий понизить квоту трудовой иммиграции до нуля, или крайний фашист-биологизатор, который открыто заявляет участникам дискуссии, что предрасположенность к насилию, грабежам и воровству заложено на генетическом, биологическом уровне? Кто эти «нас»? Одни делят трудовую иммиграцию на нормальную – когда русская тетка из разоренного Троицка идет в ряды столичных мигрантов как героиня документального фильма «Гастарбайтер Вера»; и ненормальную – на нелегалов, которые де не отчисляют деньги в налоговую службу и тем самым вывозят тонны русских рублей прямо из карманов русских людей! – Как будто строительные буржуи, нанимающие славянских мигрантов из Троицка заботятся о налоговой отчетности!
Другой бросается на тех, кто как они выражаются, спущены к нам с гор для кровопиития русских людей. При этом этот «Ярусский» сам оказывается фино-угром, он же объявил Дерипаску каголом и на том основании исключил его из списков русских олигархов, угнетающих русский же народ. Ему и его малочисленным сторонникам видимо просто по-детски стыдно признать, что и среди белых овец есть паршивые волки – и что таким образом его националистический критерий рассыпается в словесную пыль.
Национализм в целом – это сфера со множеством кругов внутри. Кто-то видит свое место в круге максимальной этнической чистоты, кто-то занял больший круг – там себя за «Ярусского» может выдать и фино-угр и даже еврей.

Антифашистский единый фронт

От всей этой националистической каши интернационалистская фракция дискуссии отличалась стройностью рядов. В ходе дискуссии представители антифашистских взглядов действовали единым фронтом, общим для них было понимание вненациональных корней негативных явлений в обществе, таких как убийства и насилие в целом. С точки зрения участвовавших в дискуссии интернационалистов суть противоречий находится в общественных отношениях, при которых меньшинство независимо от национальности имеет средства производства: это частная собственность на средства производства, приватизация и коммерциализация продуктов человеческого труда и природы. Для того чтобы изменить положение вещей в корне, необходимо вырвать из рук меньшинства средства к жизни всего общества и обобществить эти средства производства, так чтобы каждый имел право влияния на функционирование производства. Как сказал в ходе дискуссии один маститый правозащитник, комментируя данную в одном из просмотренных сюжетов статистику разрушения промышленного производства в ходе реставрации капитализма, «это мы в 90-ые годы позволили свершиться тем вещам, которые откликнулись эхом на Манежной площади».
Капитализм – глобальная система. Как вариант нам предлагают изоляцию – будто иначе мы не будем носить на плечах чувства страха и отчуждения, разве в осажденной крепости реализованной «национальной идеи» не сможет процветать коррупция и грабеж?

Ксенофобия и психиатрия

Ксенофобия есть процесс, в ходе которого собственные негативные враждебные чувства по отношению к обществу персонифицируются в какой то отдельной части этого общества соответственно какому то признаку. Но об этом националисты не могут договориться – поскольку методология их строится по некоему национальному критерию, Критерий этот чаще всего с точки зрения научной методологии произволен. Скажем, имело ли значение для жизни Егора Свиридова то, что в его же собственной компании был армянин? Нет. Имело ли значение для коррумпированного следователя какого цвета кожи рука дает ему взятку? Нет, деньги, они ведь не пахнут, так же как для москвича даже самого расово верного не имеет значения, Кавказ или Азия или те и другие строили дом, в котором он поселился.
Однако цель национализма вовсе не в том, чтобы давать истину законов и закон истины. Его цель – в психотерапевтическом воздействии на человека. В обществе капитализма, в любой стране мира, безотносительно к национальному признаку – в целом человек нашей эпохи сталкивается с сотнями противоречий и негативных явлений на квадратный километр. Ксенофобия – один из самых простых способов хоть как-то структурировать эту кашу отчуждения в какую то систему, с правилами, по которым сносно жить и при этом давать выход негативным эмоциям в сторону некоторого расплывчатого и замутненного, но все же примерно ясного очерка объекта агрессии. При чем этот объект объявляется источником агрессии в сторону националиста. Ему безусловно ясно, что этот источник причина общественных распрей, насилия и отчужденности. Психотерапия действует, давай вполне достаточные ответы и схему эмоционального.
Происхождение подобного самопсихотерапевтизма – в низком культурном и образовательном уровне той среды, в которой живет националист. Собственно, так же как обыватель глотает в мутной воде обывательщины лишь явления, которые и питают его воображение и дергают за умственные извилины, так же и националист пользуется лишь первичной, необработанной информацией на уровне явления.
Националист не хочет и не может признать в любой иной нации столь же угнетаемую. В этом неразрешимое противоречие «Ярусских» националистов в Российской Федерации, равно как и любой другой страной мира. Объявляя, что чеченцы угнетают русских, они не хотят замечать угнетения русских в отношение чеченцев. Словосочетания «референдум в Чечне по поводу независимости 1991-го года» для них ничего не значит. Ведь Россия уничтожила стремление некоторых своих народов к независимости, и включает их в свое лоно даже помимо воли этого народа. Эти вещи националист вытесняет из своего сознания, как воспоминания о детских страхах, это самый дальний, самый темный угол, шкаф, в который националист боится заглядывать. Ведь когда он туда заглянет, его национализм разрушится. Интернационализм есть понимание угнетения всех национальностей одной безнациональной группой крупных частных собственников.

Национализм и преступность

Национализм активно оперирует экономическими категориями и анализом. Однако такой анализ является лишь «одним из» инструментов аргументации, и даже далеко на самым важным, потому что главное спасение он видит не в книгах по экономике, а в статистических выкладках об уровне преступности, совершаемых иммигрантами. Националист С. привел на дискуссии очень расово и научно «правильную» статистику преступлений приезжих по отношению к коренным, сравнил ее показатели с уровнем преступности коренных в отношение приезжих. И однозначно объявил свой национальный критерий верным – они творят преступления, потому что таково их национальное происхождение! Эта речь была встречена аплодисментами правой стороны. Однако в эту статистику не вошел один очень важный компонент: преступления правоохранительных органов против приезжих. Эти преступления крайне редко фиксируются, но каждый может убедиться в наличие таковых в огромном размере, потусовавшись некоторое время на столичных вокзалах. Даже при наличие разрешения на трудоустроенность в Москве, гастарбайтер оказывается в руках коррумпированных милиционеров беззащитным рабом. Попав в Москву, гастарбайтер оказывается беззащитен перед русским ментом, и либо потакает его вымогательству, отдавая заработанные деньги «вне налоговых отчислений в бюджет страны», либо охватывает тумаков или еще хуже – становится козлом отпущения в нераскрытом деле, которое нужно было срочно закрывать для выполнения плана по раскрываемости. И в итоге такой обыденной для российской милиции деятельности гастарбайтер росчерком пера превращается в насильника или вора. К этому можно добавить преступления коренных жителей России, которые обращают приезжих трудовых мигрантов в рабов, отнимая у них паспорта и угрожая в случае несговорчивости ФМС-ом или скинхедами. Куда записать эти массовые преступления, которые легко можно обосновать за геноцид русскими иных национальностей? Об этом националист С. молчит, ну, мол, мы же не знаем этих данных. Ему ведь ясно как дважды два – все дело в приезжих, русские хорошие. Плачь, националист, твой собрат по цвету кожи может быть убийцей, и его руку не остановит его расовая или национальная идентичность! Так ли важны преступления приезжих в общем исчислении в сравнении с преступностью «расово правильной»? Однако предполагать что ключ к решению проблем собственной преступности прячет в кармане злобный приезжий – это попросту тупо, но это то, во что верит националист С.

Против национальной розни - единство угнетенных

Мы пользуемся зарубежной техникой как продуктом труда человека другой национальности, и таким образом вступаем с ним в отношения соучастия. Праздничные новогодние мандарины это плоть от плоти русского человека последних нескольких поколений – и те, что «слезли с гор», соучаствуют удовольствию москвичей и вятичей от праздничного запаха и вкуса этого цитруса. Однако от страны к стране мы видим в обществе группу людей, которые при совершенно разных национальных и этнических корнях превращают нашу жизнь в ад, наполняя её голодным кризисом мировой экономики, мировой безработицей, толкающей к нам ближнее зарубежья и отталкивающей русских в Америку и страны Европы. Эти группы людей являются собственниками средств производства общественной жизни – заводов, средств сообщения, СМИ и т.д. И главное что они делают чтобы их дела шли хорошо, они «нас сталкивают лбами как безмозглых баранов». Пусть люди слышат крики межнациональной розни – эти крики заглушат голос против милицейского беспредела, обывателю этого будет вполне достаточно. Ведь возбуждение эмоций посредством национализма не только психотерапевтически полезно, но и имеет свойство оправдывать политику власти сложностями «экстремистского толка». Спровоцировать вспышку расово правильного межнационального конфликта, а затем, подавив своей сильной рукой этот экстремизм, предъявить свои заслуги перед отечеством, выставить себя в качестве власти сильной, умеющей. Порядок, сильная риторика – вот те магически животные слова, которые трогают струны самых животных и иррациональных страхов задавленного народа. И обыватель, напившийся националистической бормотухи, проголосует как надо: «лишь бы не было войны». Вообщем и волки сыты и овцам кажется, что по сравнению с тем, чтобы было если бы не N, он вообщем то сыт. Отказываясь от необходимости объединения трудящихся всех национальностей для борьбы с капитализмом на глобальном, планетарном уровне, националист перманентно участвует в провокации со стороны господствующего класса капиталистов.

Что антифашисты предлагают в связи с убийством Егора Свиридова?

Бунт правых на Манежке не был и не мог быть разумным сознательным протестом, осознанным в определенном наборе требований и механизмов воплощения этих требований – именно в силу того, что протестом управляли темные силы правительства и толпа легко повелась на эту провокацию. Какую позицию необходимо было занять, чтобы не стать жертвой провокаций и в то же время бороться за те перемены, которые могли бы положить конец коррупции и вредности действий правоохранительных органов? Мы этого не услышали на Манежке, потому что провокация сработала.
Исходя из сказанного выше, националистическая риторика, вообще касание темы национальной принадлежности – увод в сторону от истины. Мы должны взломать и отбросить навязываемую нам провокацию. Так что адекватные требования протеста должны быть направлены исключительно на корень конфликта – антинародной, коррумпированной деятельности правоохранительных органов, будь то продажный следак или руководитель центра по борьбе с экстремизмом, выполняющий приказы фашистского негодяя.

- Уголовное наказание тех, кто санкционировал освобождение из под стражи участников драки, приведшей к убийств. Продажных ментов – в тюрьму!
- Расформирование центра Э, допустившего провал в своей работе, приведший к вспышке межнациональной розни. - Отставка тех руководителей государства, кто ответственен за столь деятельность центра Э, вплоть до высших лиц руководства.
- Общественный контроль над милицией, по каждому преступлению ведомства должны отчитываться перед обществом в самые кратчайшие сроки.

Левые не заканчивают этими требованиями, а начинают. Также важно и то, что левые предлагают эти требования именно как комплекс – одно отдельное требование приобретает смысл лишь в случае реализации других.
Президент страны может требовать наказать следаков, но к центру Э у него претензий нет. В этом смысле уместно было бы подать коллективный народный иск в суд на центр Э, обвинив его в 282-ой статьей – символичное обвинение в сторону тех, кто на устах призван к борьбе против этого самого разжигания межнациональной розни.
Не даст Медведев и третьего – контроля над милицией, и вся документация и отчетность правоохранительных органов так и останется закрытой для общества. Отличие же этих требований от того, что требуют правые состоит именно в отсутствии у первых уводящего в сторону от истины мотива – национального признака. Правые обязательно включают межнациональную рознь туда, где это лишь затуманивает суть дела.

Живая вода марксистской философии

Уничтожение доступного и качественного образования в России – это в том числе и способ опустить умственные способности массы до уровня животного, иррационального мышления. Национализм пользуется плодами этой работы, и продолжает в свою очередь держать человека в этом состоянии.
Осознание капиталистических корней межнациональной розни требует усиленного действия нашей способности к абстракции – отвлечения от несущественного (национальности, пола, сексуальной ориентации, левой главной руки или правой и т.д.) ради схватывания сущности, которая, увы, разлита в общественном пространстве и не может быть так легко выделена, как легко опознается на улице человек с иным цветом кожи и разрезом глаз. И все же эту сущность можно схватить с помощью умеренно дозированной персонификации: если мы, схватывая в неких лицах деятельность, способствующую и потенциально могущую произвести обобществление средств производства, в каком то движении людей, однако при этом не превращаем конкретные черты этих людей в абсолют. Это значит очень простую вещь – «люди познаются по делам». Убийца должен быть доказан соответственно преступлению, а не соответственно его национальности. Коррупция должна быть наказана безотносительно к национальности коррупционера (чиновники, берущие взятку как раз таки чаще всего являются русскими по национальности). И вообщем то идентичность чиновника – это идентичность чиновника, вступившего в «братство ключников», и уже после (=безотносительно) –идентичность национальности.

Народный коллаж на тему ответственности

Деятельное отношение к положительным изменениям в обществе начинается с абстракции, схватывающей сущность вне каких то персонификаций, сущность схватывается прежде всего как самосознание, самокритика. Сетуя на отнимание у русских рабочих мест, националист находит виновников вне своего собственного сознания, вне собственной совести – в этом смысле националист расстается с совестью, отказывается от изначального учения Христа, будь то Христос-сын божий для христиан или Христос-пророк для мусульман. В то время как корень всего для нас – в нашем сердце, как бы это ни звучало банально. «В моем собственном деянии нахожу я корень зла и добра и метод для своей жизни» - таково позитивное понимание человека борющегося.

Кто «Мы»?

Кто же все таки эти – «Нас», о которых пророчески читает легендарная андерграундная рэп-группа Многоточие? Кто эти «мы», с кем мне как члену общества необходимо стремиться к созидательному сотворчеству? Будет ли мною опознан как мой соучастник, соратник тот, кто доставляет мне мандарины или телевизоры?
Уже после официальной дискуссии на крыльце киносалона между правыми и левыми была продолжена дискуссия. И выяснилось, в частности, что среди правых есть и те, кто как бы согласен с левыми в том, что корни проблем лежат вне национального признака, и – о боже какая крамола для правых – один собеседник из числа «правых», дошел до того, что нам нужно объединяться – «нам», неважно какой мы национальности, объединяться необходимо всем угнетенным!
Для начала нам необходимо бороться за свои права, не ведясь при этом на провокации националистической риторики, противопоставив разъединению объединение – эта исключительно интернациональная мысль порадовала после фино-угра, который всю дискуссию отравлял воздух убогим биологизаторством в духе расовых концепций 19-го века.

Что делать?

Интернациональная позиция не дает столь простого ответа как национализм. По национализму все просто – есть вражда, эта вражда опознается по национальному признаку, «кавказцев вон из страны, работать – русским». Интернационализм отвергает убаюкивающее лекарство ксенофобии, вместо неё в качестве основы критики выступает прежде всего «Я» каждого члена общества и всего общества в целом. Удивительно, но марксистская теория не предполагает использования критерия «капиталист», которое позволило бы ему осуществлять принуждение человека-капиталиста к каким то действиям: этот капиталист перестает быть капиталистом, теряет свою идентичность вслед за тем, как рабочий класс берет средства производства, которые он всегда приводил в движение собственной рабочей силой, и обобществляет их, включает каждого носителя рабочей силы в равноправного участника. В этой потере капиталистом своей идентичности заключается главная сложность для националиста – сформировать образ врага вне рамок персонификации, осознать врага в качестве отношения, в которое он включен и вместе с ним со-включено все общество, безотносительно к национальности, этничности или расы.
Если Манежка для фашистских тенденций – проба пера, то для нас, социальных и левых активистов – это вдвойне опасный сигнал. Нам необходимо сделать все возможное, чтобы всерьез – no pasaran. Единственным средством против язвы фашизма на теле общества является удаление корня заболевания, то есть капиталистического строя, рождающего империализм и нищету, безработицу и коррупцию. Выход – в коллективной самоорганизации трудящихся на основе научного выяснения причин тех или иных явлений, в проявлении классовой составляющей в событии, а именно: власть, опирающаяся на крупные капиталы (достаточно крупные, чтобы дать взятку следаку), осуществляет интересы беззакония, народ же – и есть жертва этого беззакония; чтобы судили виновных необходимо лишение власти права творить беззаконие. Это право творить беззаконие лежит своими основаниями в праве частной собственности, власти капитала над людьми, власти богатого покровителя преступлению. Выход - в нашем единстве, в нашей способности включаться в любые по форме протестные движения угнетенных и добиваться рациональных результатов, прививающих обществу все больше и больше ясный взгляд на общество – без национальных и расовых иллюзий и предрассудков.

http://socsopr.ru/diskussii/po_sledam_manezhki
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment